E-12

Армянское лобби в США превосходит турецкое и азербайджанское - эксперт

  • 2017-10-02
  • E-12
  • 1043

Армянское лобби США на сегодняшний день влиятельнее азербайджанских и турецких лоббистских структур. Однако все может измениться за счет денег, стремления и мощного стимула.

О том, как представлено армянское лобби в мире, какие у него проблемы, и какова география его влияния Sputnik Армения рассказал эксперт, американист Арег Галстян. Беседовала Лаура Саркисян.

— Как представлено армянское лобби в мире?

— Есть большая разница между диаспорой и лоббизмом. Сильное армянское лобби может быть в странах, где армян немного, и наоборот — в странах, где более миллиона наших соотечественников, может вообще не проводиться какой-либо лоббистской деятельности. Надо отметить, что только в США она разрешена на законодательном уровне. Внутренне устройство, Конституция США, свобода слова позволяют маневрировать различным этническим группам.

В США армяне в свое время смогли сформировать серьезные институты влияния. Электоральная система позволяет американским армянам оказывать серьезное влияние на процессы. Влияние серьезное также и на региональном уровне — палаты представителей местных отдельных штатов, мэрии, округа. Этот комплекс факторов делает армянскую диаспору США мотором армянского лобби в мире.

 

— А как обстоят дела в остальных странах?

— В остальных рассматриваются неформальные связи, возможности. Если в США лоббизм открыт и можно проанализировать отчеты, документы, увидеть цифры,

то, например, во Франции это невозможно. Здесь все лоббистские связи происходят на неформальном уровне и поэтому непонятно, какие ресурсы здесь задействованы.

Влияние армян в таких странах можно вычислить по нескольким показателям: хватило ли ресурсов на продвижение вопроса Геноцида армян, каково отношение данного государства к вопросу урегулирования карабахской проблемы, насколько тесные связи складываются с Арменией, насколько оно вовлечено в защиту ее интересов и т.д. По этим показателям можно выделить тройку лидеров, где сосредоточены крупные армянские лоббистские организации – США, Франция, Латинская Америка (Аргентина, Уругвай и Бразилия).

— Какой потенциал имеет армянское лобби?

— Армянское лобби не общемировой феномен, так как  сформировать общемировое влияние очень сложно. Нельзя сформировать в России такие же лоббистские структуры, как в США. Надо понимать, что государства разные. Нельзя сформировать серьезную группу влияния и в Германии, так как армян там не настолько много, чтобы они могли влиять на внутренние процессы. Если в США армяне серьезно влияют на выборы губернатора Калифорнии, Массачусетса, мэров, конгрессменов, сенаторов, то в Германии этого нет. Например, в той же Румынии армян мало, однако они здесь занимают серьезные политические позиции: от министра экономики до депутатов, мэров. Нельзя сравнивать страны, однако лобби влиятельно тогда, когда оно способно воздействовать на внутренние процессы в стране.

— Как армянское лобби в Румынии влияет на внутриполитические процессы в ЕС?

— В плане внешнеполитического лоббирования Румыния не так интересна Армении, она не влияет на серьезные политические процессы в мире . Чтобы иметь возможность серьезно воздействовать на международную повестку с целью защиты интересов Армении, то работать нужно в ключевых государствах. В том же Уругвае влияние армянского лобби по разным показателям – самое сильное в мире, на уровне президента, министерства иностранных дел. Однако насколько это нужно, если Уругвай в мире не оказывает воздействия на мировые политические процессы.

— Как можно изменить ситуацию?

— Надо сформировать серьезные лоббистские институты в ключевых странах так же, как это сделали евреи, ирландцы, поляки. Если у вас есть влияние на США, то оно распространится и на Европу. Необходимо формировать серьезный рычаг воздействия не в Европе, а в США. Однако в тех же США процесс формирования серьезного лоббистского института пока не завершен, хотя и должен был закончиться в начале 2000-х. Первые серьезные армянские лоббистские организации в Штатах появились в середине 70-х. Сегодня они находятся в кризисе, так как не знают, куда двигаться дальше. То влияние, которое у них было в 70-х, 80-х, 90-х, сохранить они не сумели.

В первую очередь необходимо, чтобы община трансформировалась в диаспору. Диаспора – единый политический институт, который среди армян не сформирован. Существуют общины, которые также разделены и не имеют представления друг о друге. Чтобы сформировать серьезную лоббистскую повестку по всему миру, необходимо трансформировать общины в диаспору. Для этого надо провести инвентаризацию и понять, какой потенциал мы имеем: сколько армянских докторов наук, бизнесменов, хотя бы посчитать, сколько у армян есть денег, какой финансовый ресурс. Глобальное влияние покупается, в том числе, и за деньги, и нельзя основываться только на богатой истории, справедливости.

Армянское лобби США входит в пятерку крупных лоббистских групп, влияет на какие-то процессы, однако учитывая тот потенциал, который мы имеем, лобби могло быть в тройке лидеров.

 

Последние пять-десять лет армяне серьезного политического влияния в США не имеют. Это связано и с тем, что не обеспечивается преемственность. Надо взращивать новых бизнесменов. Так делали ирландцы: они создавали специальные бизнес-школы ирландского направления, финансировали талантливых ребят из ирландской диаспоры, в конце концов, делали частью этой структуры и обеспечивали преемственность. Когда тот же Эдвард Кеннеди умер, никто не думал о том, что больше никто не будет финансировать ирландские организации. Армяне не занимаются этим, с конца 2000-х годов руководство того же армянского национального комитета Америки остается неизменным, там даже нет ротации кадров.

— Как Ереван может повлиять на эти процессы?

— Ереван не в том состоянии, чтобы как-то влиять. Во-первых, армянские лоббисты в первую очередь граждане своих стран, во-вторых, у них нет механизмов, ресурсов, возможностей для продвижения интересов Армении. Это изменится при наличии сильного государства, которое может сформировать эту лоббистскую группу. Так работает Турция, Азербайджан и ряд стран. К сожалению, Армения такими ресурсами не обладает, и поэтому свои интересы она продвигает через общину. В свою очередь общинные структуры не поддерживают повестку официального Еревана. Они не считают себя частью Армении. До обретения Арменией независимости эти структуры пытались заменить собой государство. Поэтому лидеры этих организаций лоббируют то, что интересно им, а не Армении. Главная проблема в том, что Армения и диаспора не смогли найти формат сотрудничества.

Однако не все так плохо: мы все еще влияем на серьезные вопросы в США и наносим удары по Азербайджану. Мы сильнее турецкого и азербайджанского лобби. Одно дело, когда американцы имеют дело с общиной имеющей 150-летнюю историю в их стране, другое, когда с азербайджанцами, которые приехали в США к концу 70-х. У нас есть большой задел по времени, мы опытнее, здесь они нам не конкуренты. Но нет гарантий того, что они за счет денег, желаний и стимула не догонят нас.

— Как представлено армянское лобби в России?

— Так как в России политика определяется другими категориями, то здесь она будет ощущать угрозу, если какая-то этническая группа будет оказывать сильное давление. В России нет этнической группы, оказывающей влияние на какие-то процессы. Исключение – внутри-этнические группы: татары, чеченцы.

В отношении России и Армении наши интересы должны лоббироваться на уровне глав государств. Не может глава союза армян России или представитель какой-то другой организации прийти к президенту Путину с лоббистскими требованиями. Это не то государство. Россия понимает язык государства, она основана на силе. Геополитика была всегда основной школой в этой стране, которая определяет те или иные процессы.